Вход на сайт

Опрос

Что прельщает вас как читателя?

Сейчас на сайте

Пользователей онлайн: 0.

Посетители

  • Всего посетителей: 17998
  • Из них уникальных: 2104
  • Since: 04.03.2021 - 19:41

О творчестве

 

РАБОТА ВСЯКАЯ ВАЖНА!

Откуда у творчества ноги растут? Э-мм... Зря вы так! Ну почему все всегда лишь о пошлом, да о низменном!?

Настоящий писатель вскормлен аллегориями. А то, о чём вы подумали — грубо, и в представление о прекрасном никаким боком не вписывается. А мы сейчас — именно о нём. Об идеях, образах, сюжетных линиях. Витиеватая вязь словосочетаний, откуда она берётся?

Из детства! Из юности, когда всё внове, и новости формируют мировоззрение.

Герои не умирают

Изменились правила притравки, ушли из жизни прототипы героев — время неумолимо. Пора переселять «Лапу...» в архив. Отношения людей и зверей не имеют срока давности, они актуальны при любой эпохе, однако, среда обитания литературного произведения тянет персонажей в прошлое вслед за собой. Только гениальные творения живут в веках, все остальные — неизменно устаревают.

«Лапа провидения» медленно, но верно погружается в омут забвения.

Закон одной буквы

Заметки о труде

Лень — ни фига не двигатель прогресса! Она — могильщица дерзаний и идей, при этом — чёткий замедлитель действий. Тех самых, чья основа — жизнь.

Женский след

 (Размышлизм накануне праздника)

У настоящей литературы нет национальности. Граф Толстой, конечно — русский, и россияне могут гордиться его принадлежностью к нации. Но «Война и мир» так повествует о перипетиях жизни русского общества, что люди всего мира ассоциируют происходящее в романе с историей своей страны и находят множество точек соприкосновения.

Почитаем!

Это звучало как угроза. Дескать, почитаем и покажем тебе кузькину мать! Но было не страшно, а, скорее, весело. Потому что когда ещё её покажут, эту самую мать, а прочитают уже сейчас — и это было приятно. Люди и собаки — тема неисчерпаемая, её можно развивать до бесконечности. Трудно было удержаться от того, чтоб не добавить фоток из «Авангарда». Собаки — это всегда интересно! С ними бывает очень непросто, но без них — гораздо сложней.

Фото в контакте

Льдинки шампанского

Снежный дубль получился на славу. Презентация на норе прошла в морозной, но дружеской обстановке. В шампанском плавали хрустящие льдинки, торт таял во рту как мороженое. Согревались чаем из пятнадцатилитрового самовара.
Но не конфетки-бараночки были главным наслаждением дня. Украшали 1-е февраля в «Авангарде» рабочие собаки и книга о таксе, знакомство с которой удачно совпало с испытаниями норных на «восьмёрке».Мороз и солнце — день чудесный, это было про нас.

Запах печатной строки

У электронной книги нет цвета и запаха, её нельзя потрогать в буквальном смысле слова. Для рождённых в СССР она есть не что иное, как имитация настоящей книги. Безвкусная абстракция, не более того. Но за ней, за этой абстракцией — будущее.

Для обычного человека в этом нет большой печали. Не всё ли равно с какого носителя считывать информацию? Однако, для поэтически настроенного и слабовидящего разница очевидна. Электронная книга решительно проигрывает в сравнении с бумажной.

Путь к сердцу

Фоторепортаж (Презентация «Лапы провидения» в
Туле 22 января 2014г.)
 
Подарить библиотеке экземпляр — не значило решить проблему. Да, теперь книга на библиотечной полке, она терпеливо ждёт своего читателя, но вот вопрос — дождётся ли?

Прототипы

Уголёк

кинологического романа «СТРАСТИ плюс МОРДАСТИ» остались недовольны. Не все, некоторые до сих пор не в курсе, что они — прототипы. Часть из доселе неосведомлённых вообще никогда об этом не узнает. Это собаки. Их немного, но все они — особенные. В большинстве случаев клички не изменены, собаки запечатлены со всеми прибамбасами. Что ни слово о них — то правда. Никаких соплей, нарисованы без прикрас. Следовательно, если бы собаки умели читать, они бы тоже остались недовольны. Но они не умеют. Зато могут много чего другого.

Маета из-за названия

Первоначально повести было присвоено название «СТРАСТИ-МОРДАСТИ». Оно отражало суть. Но Алексей Максимович Пешков в 1913 году запатентовал то, что, казалось, принадлежало мне по праву. Казалось — и всё тут! Мы с Горьким поменялись ролями: я как бы идею родила, а он её словно бы украл. Умом понимала — абсурд! А сердцем — ненавидела классика.

Страницы