Вход на сайт

Опрос

Что прельщает вас как читателя?

Сейчас на сайте

Пользователей онлайн: 0.

 

Утопия Брэда

(Из серии "Сказки для взрослых")

Один мужик при виде пса воскликнул:
— Ну, брат, ты — вылитый Брэд Пит!
С тех пор собаку называли Брэдом.
Красавчик-двортерьер смахивал на чешского вольфхунда с благородной примесью хаски. Среди бездомного сброда он выделялся статью, редким безразличием к объедкам и несобачьей задумчивостью.
Думал Брэд всё больше о будущем, что не вполне объяснимо. Настоящее не радовало. Прошлое не вдохновляло. Хозяин помер, вдова вытурила из насиженной будки... Но негоже молодцу шерсть на пятой точке рвать, воя на луну — надобно счастья искать!

Где оно, счастье, пёс не знал. А не то б давно уж до него добрался, ибо был беззастенчиво молод, ужасно решителен и страшно предприимчив.Его не раз склоняли к охране дачных участков и частных гаражей, но предложения исправно отклонялись. На каждого хорошего хозяина всегда найдётся вредная хозяйка. Ни к чему на те же грабли дважды наступать!
Обитал полк-полукровка близ трамвайной остановки, где помимо него тусовались Трёхлапый старик-попрошайка, сука-мать и сука-дочь. Инвалид слыл специалистом экстра-класса, мало кто при виде его мог удержаться от слёз сострадания.

Трамвайная остановка — не самое худшее из всех существующих пристанищ: от проезжающих мимо регулярно перепадали печеньки и пирожки. Жить на подаяния было сложно, но можно. Если осторожно. Пассажиры ведь встречались всякие — время от времени вместо сладостей доставались на обед тычки и затрещины.

Однажды прыщавая школота дружно взялась пинать Трёхлапого ногами. Вольфхунд возьми и не стерпи: понаоткусывал от школьников рукавов,штанин и пяток.
С этого эпмзода и начинается рассказ о великом походе.

— Ты чего!? — у Трёхлапого даже голос не сразу прорезался. Прежде чем завизжать, он закашлялся. Дамы прижались друг к дружке,пища от восторга. Драка им очень понравилась. Спасённому — напротив.
— У них у всех папаши! — глотал он жёлтую слюну, рыча и плача. — С битами, арматурой, связями в городском коммунальном хозяйстве! Из-за тебя нам всем каюк...

, Обостряя межвидовую конфронтацию, о последствиях Брэд и впрямь не думал. А зря! Санкции со стороны заботливых родителей грозили суровые, когти же драть собаками было некуда.

На окраине, по ту сторону мутной реки, находился муниципальный приют для бродячих животных. Но близок он был как тот локоток, до которого и захочешь — не дотянешься! Город, поделённый на зоны, контролировался враждебно настроенными кланами. Посторонним вход в чужой район был воспрещён. Своим геройством подписал Блэд себе и соратникам смертный приговор.

— А давайте в лес махнём! — предложил вольфхунд как будто виновато, но в то же время как-то вызывабще. В нём внезапно проклюнулся лидер. Он Никак не мог он забыть обещание хозяина взять его с собой на охоту! По большей части именно идея свободной охоты и заставляла Брэда хранить меланхоличную задумчивость. Лес казался землёй обетованной, и он уйму времени тратил на мечты о том, как будет жить в раю. — У волков равенство и братство... Всё — пополам! Каждому — по способностям. Я, между прочим — способный, не пропадём! Убогого в богадельню сдадим, а много девок в стае не бывает.

Толкнул Брэд программную речь и напрягся в ожидании ответной реакции.Кльлоая не заставила себя долго ждать.

— Никто нас не ждёт, не дойти нам до леса. Мы — покойники! — молвил Трёхлапый трагическим шёпотом, возлагая голову на рельс. Получилось эффектно — девушки жалобно охнули.
— Ты эти фокусы брось! — прикрыл театр на шпалах новоиспечённый вождь. — Некогда хренью страдать! Скажи-ка лучше, в приют пойдёшь или будешь артачиться?
Старик ничего не сказал. Но голову с рельса убрал, что можно было воспринять как знак согласия.
Вот и ладно,— одобрил водьфхунд. — Ждём ночи!

— Ты вправду хочешь жить с волками? — прижадась к Брэду сука-дочь, жарко дыша ему в ухо.
- — Угу,— тот, не заметил тонкого намёка на тесные отношения. Мысли его были о далёком и высоком. — Главное — себя показать! Доказать, что мы ничем их не хуже. Там, знаешь, один за всех и все — за одного! Это, мать, и есть настоящее счастье по ходу.
На «мать» дочь решила обидеться. Но любопытство пересилило, она спросила:
— А как мы в лес попадём?
— На паровозе!

Это было слишком. Молодая сука отпрянула от своего кумира — сумасшедших нужно сторониться! Но Брэд и ухом не повёл,полностью захваченный планом операции по экстренной эвакуации.

Вырваться из города он хотел на трамвае. К ночи пассажиропоток иссякал: соответственно,появлялся шанс на то, что выгонять из салона собак будет некому. Риск велик, но кто не рискует, тот и не выигрывает! К тому же других вариантов побега никто не предлагал.

Далёкий лес, как путеводная звезда, манил вперёд, окрыляя надеждой.

И они поехали к нему на старом, дребезжащем трамвае. Вагоновожатая о «зайцах» не сообщила диспетчеру, не пригласила МЧС — с её молчаливого разрешения покатился вагон по маршруту, громыхая на стыках.
Ветеран-попрошайка и девицы попрятались под лавки, Брэд, не уместившись под сиденьями, уселся посередине наподобие мрачного утёса. Вагончик трясётся, подрагивает, а пёс сидит, как влитой,, вроде и не собака вовсе, а намертво застывший монумент. Лишь глаза — живые. Они-то и пленили женщину-водителя. Словно зачарованная, встретила та взгляд непрошеного пассажира: наглый и одновременно умоляющий. Наглость была от отчаяния, ирльба — от безысходности. Чуткое сердце вагоновожатой откликнулось на эту мольбу о пощаде — собаки благополучно добрались до конечной остановки.

За рекой располагалась территория неожиданностей. Первая порция счастья оказалась с душком. Приют они нашли по запаху прокисших щей. Воняло также псиной, непонятной тухлятиной, свежим говном, но ароматы увашеной капусты превалировали.
— Кыш, нечистые! Откуда вы только берётесь? — прикрикнула на них неряшливая баба, выплёскивая воду из ведра. Она на минуту показалась из калитки, над которой скособочилась ржавая вывеска «Гостиница для братьев наших» — Ходют, и ходют, мёдом здесь что-ли намазано? Кыш!

Место было так себе, но собаки не разбежались. И баба, тоскливо вздохнув, пробурчала:
— Ну, заходите, чтоб вам!
— Может, с нами пойдёшь? — неуверенно предложила младшая сука Трёхлапому. Тот, передёрнувшись, молча поплёлся за тёткой.

Они остались втроём, словно бы осиротевшие, хотя старик им был никем,приблудный клоун-калека, как говорится, ни рыбани рыба ни мясо. Но на краткий миг возникло неглубокое чувство потери, оставшееся вскоре позади вместе с кислым запахом приюта.

Они долго шли навстречу судьбе Устали. Сука мать оставила их, пристроившись в компаньоны к старушке, коротавшей лето в дачном домике садового товарищества. Домик был уютный, старушка милая, садик ухоженный — обстановка внушала доверие. Но дочь всё же удержалась от соблазна составить матери компанию.

Волки нашли их сами. Вынырнув из полумрака невзрачного редколесья, как тени, взяли в кольцо странствующую парочку, заставив нашего вольфхунда ощетиниться. То, что самка не покинула Брэда, спасло ему шкуру. Суку приняли без лишних вопросов, как своеобразную дань за право вхождения в стаю кобеля.

Долгожданное настигло. Вместе с волками, плечо к плечу, Брэд совершал рейды на сопредельные угодья. Добыча делилась в соответствии с кодексом: каждому по способностям. Когда волчий вожак пребывал в благодушном настроении, учитывались и потребности. К слову сказать, сука-дочь немедля подластилась к предводителю стаи, полюбив того по зову собачьго сердца. Так что благодушен вожак бывал часто.
Рейды перемежались отдыхом в потаённых уголках чащи, разборками по смене места на иерархической лестнице, свадьбами и потешными боями. Свобода! Во всей своей красе.

Но чего-то в раю не хватало. Кошки скребли у Брэжа на душе, и чем дальше, тем больше. Странное дело: мечта сбылась, а счастье не явило своего светлого лика. Смутное беспокойство не отпустило даже тогда, когда Ьрэд наконец возглавил свободную стаю, и сука-дочь с готовностью к нему переметнулась.
Возможно, мечта даётся лишь для того, чтоб наказать наивного мечтателя... В самые сладкие моменты дележа богатой добычи Брэд неизменно вспоминал давнее обешание взять его с собой на охоту, всё твёрже становясь в убеждении: непринципиально, где и как охотиться, важно — с кем.
Ему недоставало хозяина.

Оценка: 
Голосов еще нет