Вход на сайт

Опрос

Что прельщает вас как читателя?

Сейчас на сайте

Пользователей онлайн: 0.

 

Прототипы

Уголёк

кинологического романа «СТРАСТИ плюс МОРДАСТИ» остались недовольны. Не все, некоторые до сих пор не в курсе, что они — прототипы. Часть из доселе неосведомлённых вообще никогда об этом не узнает. Это собаки. Их немного, но все они — особенные. В большинстве случаев клички не изменены, собаки запечатлены со всеми прибамбасами. Что ни слово о них — то правда. Никаких соплей, нарисованы без прикрас. Следовательно, если бы собаки умели читать, они бы тоже остались недовольны. Но они не умеют. Зато могут много чего другого.

Например, любить, дерзить и ненавидеть. Они не люди, но чувства им присущи. И способности, какие никто в силах объяснить. Я не объясняла — только констатировала факты.

Одна такса описана без конкретных подробностей, крайне туманно. О ней всего лишь упомянуто, но даже упоминание кое-что значит. Потому что она — легенда. Не будь этой легенды и книжке бы не бывать! Собака реально существовала, после неё осталась фотография. Фото ужасного качества, но отдельные черты всё-таки можно разглядеть. Уголёк №1 считается родоначальником лучших охотничьих такс тульского края. Все рассказы о нём давно стали мифами, он заработал ореол супер-пса, но никаких конкретных доказательств его охотничьих подвигов не сохранилось. Поэтому о нём в книжке всего два слова. Уголёк — это нетленный символ доблести охотничьей собаки.

Пират

Жизнь других четвероногих протекала на моих глазах. Их портреты предельно достоверны. Пират — главный герой повествованья, принадлежал когда-то мне, поэтому, я знала, о чём пишу. Но новая хозяйка кобеля теперь на меня поглядывает косо. А зря! Я её собаку увековечила, а это дорогого стоит!

Цангур

Цангур — тоже мой пёс. Распространяться о нём ни к чему, вам будет достаточно взглянуть на фотографию. Та говорит за себя. Он просто зверь. В его родословной имеется упомянутый выше Уголёк. В родословной Пирата, кстати, тоже. Что не удивительно, ибо в повести фигурируют в основном таксы Тулы. Хотя есть и «чужаки».

По замыслу автора в произведении должны были появиться длинник, жёстик и гладкий. (У такс три разновидности по шерсти) С гладкими проблем не возникло: вокруг меня их, хоть пруд пруди! С длинношёрстной таксой Анжеликой (в книжке она Паулина) я была знакома лично. А вот накопить достаточно материала про жесткошерстную таксу мне не довелось. Поэтому жёстика в повести нет. О чём отчасти сожалею. Но ничего не поделаешь! Так уж карта легла.

В общем, с собаками всё просто и ясно. С людьми же — другой коленкор. Задумка была такая: про братьев меньших — чистейшая правда, про людей — нафантазирую. Но в процессе творчества внезапно обнаружился чудовищный дефицит фантазии. Высасывать из пальца героев оказалось невероятно трудно. Целиком придуманные персонажи костыляли на ходулях и выглядели нелепо. Не только цвет глаз, волос и размер обуви, но характеры и мелкие привычки не собирались в единую картину. Чтобы достойно описать героя, требовался прототип.

И я пошла на вынужденную хитрость. Америк не открывала. Сотворила то, что делают, по всей видимости, все писатели. Взяла нос знакомого Иван Иваныча, прилепила к нему глаза Ивана Никифоровича, добавила кой-чего от себя и уж только потом немножко пофантазировала. Получилась сборная солянка, в которой, казалось, никак нельзя было опознать конкретный нос.

Но я ошибалась. Нос опознали и перестали со мной разговаривать. Экая досада! Совсем не на это я рассчитывала. А если учесть, что далеко не все прототипы с текстом ознакомлены... Представляю, что меня ждёт! :))

Ну да где наша не пропадала! Она и здесь пропадёт. Но будет в конечном счёте всё хорошо. И, кстати, я очень благодарна всем прототипам за то, что они есть. Что бы я без них делала?

Оценка: 
Ваша оценка: Нет Average: 9 (2 votes)